Индустриалка - новости Запорожья

Блог Шилина, Солдаты Победы
Смертельно опасная связь
Поделиться

В первые дни войны связистов, бывало, расстреливали без суда и следствия

Смертельно опасная связь

Об этом младший лейтенант Ефим Шалыгин узнал в 1943-м в Запорожской области под Великой Белозеркой – старшие товарищи рассказывали. Сам он этого не мог знать, потому что в 1941-м, когда началась война, ему было только семнадцать. Вместе со своими ровесниками он рвался на фронт, но не брали – в армию тогда призывали девятнадцатилетних.

Однако вскоре Ефим все-таки «приблизился» к фронту. К ним в Красноярск было эвакуировано Киевское военное училище связи, и он поступил туда учиться. Трехлетний курс обучения был пройден за год и месяц. Но уже и 1943-й год заканчивался. Так Ефим попал под Великую Белозерку, откуда начинался штурм Никопольского плацдарма. Его определили командиром взвода телефонистов 1005 стрелкового полка, который занимал оборону на окраине села. Тут Ефим и получил боевое крещение.

— Как командир взвода связистов я получил задание обеспечивать связь с наблюдательным пунктом командира полка подполковника Панкова, — вспоминает Ефим Акимович. – Это значило, что нужно было протянуть телефонные провода в три батальона. Все расстояние – около трех километров. А на спине у каждого из нас по две-три довольно тяжелые телефонные катушки ПТФ-7 (полевой телефон). Семерка означала 7-жильный кабель: пять жил стальных – для прочности кабеля, а две медные – непосредственно для связи. Длина кабеля в одной такой катушке составляла от 50 до 100 метров.

— Значит, чем больше на себя катушек взвалишь, тем дальше связь протянешь?

— Конечно. В третьем взводе у лейтенанта Солошенко был такой солдат – Речиц. Здоровяк – ему одну шинель из двух шили! – так он запросто пять-шесть катушек брал и шел прокладывать связь.

— Как же прошло ваше боевое крещение, Ефим Акимович?

— Я был, можно сказать, еще совсем пацан – 19 лет. И уже командир взвода – командую дядьками, которым за тридцать и под сорок. До сих пор лица своих солдат помню. И испытывающий взгляд рыжебородого (наверное, некогда ему было бриться) ефрейтора Енюкова, он на фронте был с первого дня войны: посмотрим, мол, что ты за командир.

Связь проложили мы – это еще не самое сложное. А вот потом, во время боя, поддерживать ее бесперебойно было куда сложнее. И страшно! Перебило где-то кабель, ты берешь запасной и идешь так, что ни земли, ни ног под собой не чувствуешь. Но идешь! Связь должна быть бесперебойной. В первые дни войны нашего брата, связиста, расстреливали без суда и следствия, если не обеспечил связь.

Так вот, боевое крещение я прошел, можно сказать, успешно, потому что не сдрейфил. А еще больше мой авторитет в глазах подчиненных (и начальства тоже) поднялся, когда я некоторые технические новшества ввел – что-то там с алюминиевыми ложками для лучшего заземления кабеля придумал, отчего четкость связи значительно улучшилась. В училище нас многому научили.

— Как на фронте вас кормили?

— Если раз в день что-то горячее перепадало, то это было очень хорошо. А так – хлеб (сухари), правда, и мясные консервы бывали. Запомнились банки американской тушенки – с ключом-открывашкой. И еще «по сто грамм» утром выдавали, если получалось.

— «Для сугреву»? Но в это слабо верится, что сто граммов водки согреют на целый день. И «для храбрости» вроде как тоже мало. Зачем вам водку выдавали?

— Это придумал еще во время Крымской войны основоположник военно-полевой хирургии Пирогов – дать стакан водки раненому. Она в случае ранения спасала от смерти, которая часто наступала в результате болевого шока. По этому поводу во время Великой Отечественной войны было специальное постановление Государственного Комитета Обороны. Правда, у нас был старшина, который во время разлития «лекарства» намеренно опускал в стакан свой большой палец – чтобы меньше водки туда попало, и в его пользу экономия получилась.

— После освобождения Великой Белозерки вы форсировали Днепр – и на Никополь?

— Нет. Мою часть в составе 279-й стрелковой дивизии вернули на станцию Таврическ (г. Васильевка), погрузили в эшелон – и на Акимовку. Там выгрузились и отправились на Сиваш. А закончил войну в Прибалтике. Награды – два ордена Красной Звезды, орден Великой Отечественной войны, медаль «За боевые заслуги».

А после войны я так и остался в кадрах Советской Армии. Закончил службу полковником, начальником связи 145-й мотострелковой дивизии в Закавказском военном округе.

2007 год. Запорожье Фото автора и из архива Ефима Акимовича Шалыгина

Смертельно опасная связь

Ефиму Акимовичу Шалыгину есть что вспомнить

Смертельно опасная связь

Ефим Шалыгин (крайний справа) с боевыми друзьями

Смертельно опасная связь

Маленький Ефим Шалыгин с дедушкой и бабушкой

Смертельно опасная связь

После Победы разъезжал на «Победе» — служба в Германии

Смертельно опасная связь

Ефим Шалыгин — победитель, полковник, но уже в отставке


Комментарии читателей